информационное агенство «Экзистенция»

«Все мы немножко лошади, каждый из нас по-своему лошадь…»

С 18 по 22 августа в павильонах Сокольнического парка проходила двенадцатая международная выставка «Эквирос 2010». Это мероприятие считается главной коневодческой выставкой страны. Ее организаторами выступили: Международная выставочная компания, Министерство сельского хозяйства РФ и Федерация конного спорта России. На выставке удалось собрать более 200 участников, а также более 300 голов лошадей, включая и мою… Я родился в год лошади, что дает мне повод отождествлять себя с этими замечательными гривастыми скакунами.

По павильонам выставки я мчался галопом, не замечая ничего из того, что меня окружало. В спектре моего периферийного зрения мелькали кнуты, ковбойские шляпы, картины, футболки и всякого рода сувениры. Но, несмотря на повышенную активность, я попал лишь на одну конференцию, с которой сбежал, потому что не смог переносить дольше пяти минут тягомотную нудятину о вестерн-дисциплинах. Кажется, на этой конференции в беседе с гостем из Германии участвовали лишь два человека: переводчик и девушка, переключавшая слайды. Мне же гораздо большее удовольствие доставляло созерцание действ, разворачивавшихся на главном манеже. Лошади – эти очаровательные создания – вытаптывали круги, шагая по смеси песка, древесных опилок и собственных фекалий. Завороженный зрелищем, я уселся на заднем ряду и направил объектив видеокамеры на зверей. Было здорово, но временами приходилось выходить на улицу, чтобы вдохнуть свежий воздух и «отойти» от запаха конского помета (несмотря на все их лошадиное очарование, «аромат» от них исходил прескверный).

Постепенно я перекочевал в малый манеж выставки, который целиком был в распоряжении деспотичных и не принимавших отказа детишек. Они терзали родителей, умоляли купить им лошадку и совали свои маленькие пальчики в уши несчастным животным. Все усугубилось, когда ведущие после мастер-класса объявили, что каждый желающий может оседлать коня и под надзором тренера проехать один круг верхом. Началась давка, жестокая и не знающая пощады. Фанатичные родители толкали своих детенышей в эту «мясорубку» и с замиранием сердца ждали, когда же те просочатся через «живой кордон» сверстников к манежу. На этой выставке в каждом из нас пробудилась звериная сущность, только проявлялась она по-разному.

Не в силах больше наблюдать за развернувшейся в малом манеже вакханалией я предпочел бесцельно бродить между торговыми павильонами и пялиться на конские шампуни, щетки и корма. В момент, когда я находился на самом пике морального разложения, мой взгляд жадно ухватился за надпись: «Музей рабочей лошади». Экспозиция была оформлена повозками и абстрактными картинами (если их можно назвать картинами), которые, несмотря на все свое убогое исполнение, имели некоторую ценность. Дело в том, что их написал конь по кличке Жеребчик Орлик. Среди художников, с которыми я был знаком, нередко встречались кони (педальные), но о том, что среди коней встречаются художники, я слышал впервые. У меня появилась цель: во что бы то ни стало пережить скуку и дотерпеть до выступления Орлика. Стоит ли говорить, какие я возлагал на него надежды? Я считал его панацеей, спасением для моего пошатнувшегося духовного равновесия. И в надежде дотянуть до благостного выступления моего фаворита, я стал рыскать по торговым павильонам.

Болтаясь между торговыми лавками, я наткнулся на «Казачий уголок», забитый людьми в тематических костюмах и оформленный в должной стилистике. Шашки, сабли, казачья одежда, самовар – к этому моментально теряешь интерес, если видишь то, что тогда увидел я. Мед и перга выставлены на дегустацию, рядом ходит псевдохуторянка и консультирует людей о чудодейственных свойствах продукта, который, кстати, можно было приобрести там же. На первый взгляд ничего необычного, но стоит всмотреться в тарелки, как твои животные инстинкты начинают рваться наружу. К горлу подступает приступ глупого ржания, когда ты, ошеломленный, вглядываешься в трупы пчел, которыми щедро приправлена консистенция меда. Плотные темные тельца увязли в сладкой жиже, а посетители выставки, пытаясь скрыть смущение, аккуратно собирают ложечкой мед вокруг мертвечины.  И каждый, несмотря на всю нелепость момента, пытается сделать вид, что ничего не происходит, но беспокойство читается в их лицах. Вот это было веселье! Люди беспрерывно налетали на тарелки с бесплатным медом, а я, тем временем, думал: «Разлагаются ли в нем сейчас пчелиная плоть или тельца еще свеженькие?». Из пут этих мыслей меня вырвал энергичный представитель казачьей диаспоры, который бодро рассказывал о перге и ее благотворном влиянии на организм человека. Я наблюдал за творящимся безумием с хладнокровием питона, но через несколько минут стало действительно «жарко». Сам страдая от близорукости, я был в состоянии понять человека, который зажег звезду безудержного, хоть и чернушного, веселья над общей вялотекущей обстановкой занудства.

- Простите, а с чем этот мед? Вы в него что-то добавляете?

- Нет, ничего не добавляем, – представитель, до этого резво всех консультировавший, вдруг смутился и отвернулся от назойливого человека.

- Ну как это не добавляете? Ягоды, наверное, какие-то добавили? Я же вижу, что там что-то есть, – он продолжал безрезультатно вглядываться в пчелиную плоть.

- Нет там никаких ягод, – процедил консультант и стал поспешно удаляться от места прокола.

Ситуация накалилась, вся прыть, с которой консультант расхваливал свой мед, куда-то улетучилась, и люди с опаской уставились в темные органические вкрапления. Когда мужчина нагнулся над тарелкой, все немного напряглись… Но и разрядка не заставила себя долго ждать: «Скажите, а упакованная перга у вас тоже с трупами?», – робко спросила какая-то дама. Отступать было некуда, и нелепой ситуации пришел конец. Вот оно, настоящее веселье! На лице консультанта застыла недовольная гримаса, словно заговорили о чем-то очень личном, о чем не принято говорить в обществе. А в человеке, который спутал пчел с ягодами, на мгновение проснулся конь, ржанул и снова уснул, заставив хозяина тела покраснеть.

Но я совсем позабыл про Орлика! Оставалось всего несколько минут, и мне пришлось мчаться к манежу, постепенно переходя на рысь. Зал был пуст, когда на обозрение пришедшим выводили коня. Почуяв что-то неладное, я достал камеру и начал снимать. Бабка и деревенский простак мучили несчастное животное, вставляя кисть ему в рот. Орлик стоял перед мольбертом и искренне не понимал, чего от него хотят. Хватая кисточку зубами, он просто растерянно водил головой из стороны в сторону. Жеребец не имел ни малейшего представления ни о картинах, ни о том, что, случайно задевая кистью холст, он оставлял на нем разноцветные полоски. По мере того, как пустота разрасталась по зрительскому залу, оплот моих ожиданий рушился.

Я никогда раньше не был на такого рода мероприятиях, а потому и решил, что тоска и скука, которые там царили, были запланированы организаторами. Я подумал, стоит ли их ругать за это, ведь они исполнили все в самом лучшем виде? В итоге я написал безликую статейку, созвучную с пресс-релизом, и решил подсунуть ее с невинной улыбкой своему редактору. Кроме того, меня коробило отсутствие качественных фото- и видеоматериалов. «Ну, ничего», – подумал я. – Буду наивно улыбаться и изображать дикий восторг от всего увиденного… Надеюсь, прокатит». Не прокатило. Большинство снимков оказались смазанными, на всех видеоматериалах перед камерой назойливо маячила огромная балка, подпирающая крышу, а статья получилось на редкость скучной и убогой. Пришлось проделать работу над ошибками и пересмотреть свой взгляд на многие вещи. К слову о взгляде, хотелось бы отметить, что эта выставка дала возможность каждому пришедшему взглянуть в большие лошадиные глаза и увидеть в них отражение человека. Но не давайте сентиментальности вас обескуражить, ведь животные, глядя в надменные человеческие глаза, видели в них самую обыкновенную лошадь.

Выставка «Эквирос 2010» была подобна ракете, взмывающей в небо. Ежедневно она достигала пиковой точки и разрывалась фейерверками вечерних шоу, осыпая зрителей конфетти из эмоций и восторженных криков. Но я не попал ни на одно из этих шоу и ни капли не расстроился! Фейерверк эмоций я с удовольствием променял на голубоватое пламя самбуки. И финальный вечер выставки провел вдалеке от манежа, вдыхая хмельные пары анисового ликера вместо ароматного лошадиного помета.

 

Влас Бабинец

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

«Все мы немножко лошади, каждый из нас по-своему лошадь…»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>