информационное агенство «Экзистенция»

Современное искусство в России

 

     Интервью с Кириллом Алексеевым (искусствовед, старший научный сотрудник отдела новейших течений Государственной Третьяковской галереи).

 

    В России нет ни одного информационного портала по искусству который бы обновлялся чаще, чем два раза в неделю. То что есть не покрывает и десятой части потребностей. У нас нет интереса к современному искусству. У нас вообще не модно любить современное искусство, сейчас модно не любить современное искусство. При этих словах модно фыркать и задавать один и тот же идиотский вопрос: что такое «Черный квадрат»? Когда люди слышат, что я работаю в Третьяковке, первый же вопрос что такое «Черный квадрат». Замучился уже отвечать. Это нормально. Вопрос в том, что так долго продолжаться не может. Мы имеем на сегодня сильные рынки современного искусства на юге, востоке и западе. В Бахрейне сейчас строится музей современного искусства.  В Катаре  открылся музей современного искусства. Там обороты 50 – 60 млрд. $ наши обороты не дотягивают и до 10 млн., это с учетом зарплаты всех монтажников, всех кураторов, закупок всей осветительной аппаратуры, всего — всего, а там миллиарды! Что произойдет за очень короткое время? Неизбежно собирание корпоративных коллекций в имиджевых  целях. Иначе просто за руку не будут здороваться за рубежом. Поскольку своей инфраструктуры нет, будем пользоваться чужой. Вот те имена, которые сейчас раскручиваются в Китае, их и будем покупать. Полностью игнорируя отечественных авторов. А они уже и так большей частью работают за рубежом, потому, что здесь просто негде выставляться. Вообще пустота. С точки зрения бизнеса это очень плохой знак. Китай в прошлом году построил двести музеев современного искусства. Они их делают на базе краеведческих музеев, которые есть в каждой области. У нас же всего один музей и тот не построили, а только заявили о намерениях.

Мы сейчас находимся в очень грустном положении. Вот в чем разница между нами и ими. Ценовая финансовая и вся какая есть. Третьяковская галерея может пользоваться административным ресурсом, но существующий 94 закон не разрешает тратить деньги не иначе как по тендеру. Он никого не устраивает. Я не хочу платить тому кто дешевле, я хочу того кто лучше сделает. Тут по гостам не рассчитаешь. Это же творческие усилия, а они должны развиваться по другим законам. Сейчас наше государство в принципе не занимается вопросами искусства. Оно потеряло такой важный аспект, как пропаганда. Власть сейчас предпочитает брать оформителей концертов Пугачёвой. Краснов делает наш павильон на Экспо. А это наша визитная карточка на мировом съезде всех технических и художественных достижений и она представлена не художником, а декоратором. Тем самым показывается все что происходит в России, это театр. И что мы хотим? Значит будет через какое то время революционный театр, потом может быть, театр боевых действий…  Не знаю… так не делается. Не делается отбор художников на закрытых конкурсах   на крупнейшие презентационные мероприятия. Государство обязано заниматься современными художниками, не то что оно хочет или не хочет, обязано. Если наше не хочет, то этим займутся другие государства – Германия, Голландия. Что уже сейчас и происходит. Где наши современные художники? Они все сидят в городе Берлине. Там им предоставляют мастерские. Это ключевой момент во всем, потому что современное искусство находится в таком гнилостном состоянии. Цены на недвижимость в Москве такие, что художник может позволить себе в лучшем случае снять комнату в 15 кв.м. А это явно не достаточно, что бы сделать серьезное произведение искусства. Государство сейчас опрометчиво упускает и ситуацию и художников.

   Искусство всегда протестно. В России художник больше чем художник, поэт больше чем поэт. Творческий человек всегда является проводником идей по изменению мировоззрения, по изменению государственного строя. Советская власть это канонизировало в свое время. Был союз художников, обеспечивающий всем, чем нужно, был комбинат, помогавший и дававший дополнительные средства к выживанию. Сейчас мы имеем ситуацию, когда государству наплевать, выживайте, как хотите. Следствием этого все художники, все без исключения переметнулись в сферу протестного умонастроения. Государство безнадежно потеряло влияние на них. Вялая попытка в прошлом году включить группу «Война» в список тех на кого государство обращает внимание, это когда им дали номинацию, попытка была провалена. Прежде чем начать такие действия необходимо ввести образовательную политику. Третьяковская галерея, прежде чем начать вести активную выставочную политику приступила к чтению лекций по современному русскому и  зарубежному искусству. Мы получили людей которые собственно и стали ходить на выставки. То есть, у нас появился образованный зритель. Америку мы здесь не открываем. Аналогичная практика существует и в Китае и во Франции и в Америке. Однако мы стараемся работать не только в пространствах русского искусства, мы выделяем и современное мусульманское искусство, современное европейское и американское. К нам приезжают представители этих стран, в частности в «ночи музеев» у нас присутствовало достаточное количество авторов и из Америки и из Германии и это происходит не первый год. Каждый раз, когда мы объявляем конкурс на тему выставки, которая открывается на ночь музеев, здесь в Третьяковской галереи, у нас собирается в среднем до пятисот заявок. Это приблизительно совпадает с количеством заявок присылаемых на премию Кандинского. С января по апрель мы отбираем вещи для выставки, тех, кто прошел, в апреле ставим в известность, публикуем список и дальше занимаемся перевозкой, пересылкой, если есть средства. В большинстве случаев деньги на это ищем сами.

   Постепенно даже не политические, а бизнес элиты начинают понимать простую математику – если на месте не воспитывать своих авторов, тогда будешь покупать  втридорога  чужих. Из этих пятисот заявок проходит приблизительно 15 – 20. Дело в том, что около пятидесяти авторов фигурируют непосредственно на выставке. Наша идея вписать автора в контекст. Не просто выставить человека, не понимая, кто он, а вписать его в ряд уже известных людей. Таким образом, можно сравнить качество художественного произведения среди уже апробированных вещей, затем сам автор получает некую планку, позволяющую ему развиваться дальше. Большинство авторов если не видят для чего они это делают, перестают этим заниматься или же качество их художественных произведений очевидно падает. Наша идея заключается в том, что бы нащупать всю эту среду целиком, понять границы ее.

Вообще авторов, которые работают в области актуального искусства очень не много. Дай бог если эта цифра вместе с монтажниками, дизайнерами, полиграфистами, грузчиками, ну то есть всех людей, которые работают на поле актуального искусства в лучшем случае тысячи четыре. Это на всю Россию. Цифра говорит о себе. Прироста нет. Народ в большинстве своем сваливает за рубеж. Если вы приедете в Нью-Йорк, придете в любую галерею современного искусства, из числа рукопожатных, вы не увидите там произведение дешевле 60 тыс. $ у нас таких цифр не было, нет и неизвестно, когда будут.  Этот сегмент современного искусства на рынке других искусств на западе имеет принципиально другую роль. Там смотрят и ищут искусство будущего. Здесь же будущее никого не интересует все, по-моему, в прошлом живут.  Да и с настоящим у нас не полет. Есть,конечно, и положительные моменты. В такой вот мели, в такой пустоте рождаются шедевры и явления. Именно в России это происходило много раз. Другой разговор, что мы сейчас подходим к ситуации рождения некого глобального стиля в искусстве. Мы пользуемся вещами изготовленными в Китае, Америке, Японии.

Мы разговариваем с большим количеством англицизмов. Какой собственный путь мы ждем? Его не будет, но пугаться не надо. Так уже было в истории искусства и не раз. Были глобальные стили – классицизм, барокко, все это было, сейчас в силу распространённости панических атак у населения этого боятся, но бояться, повторяю, не стоит. А вот как мы в этот глобальный стиль со своей зародышевой стадии нашего современного искусства попадем, совершенно не понятно. Мы ждали, что рынок сформируется в конце 80-х начале 90-х, но этого не произошло. Произошло несколько очень ярких явлений в начале  90-х. Это были необычные экспозиционные стратегии, это были неожиданные художественные акции. Такие как «человек – собака» Кулика, которого широкие массы до сих пор считают защитником животных, но защищал он тогда не животных, защищал он людей, к которым тогда относились как к скотам. Когда вы смотрите Кулика «человека – собаку» вспомните, что было в 1994 году и тогда весь флер эпатажности уйдет. Человек говорил метафоричным языком то, что происходило тогда вокруг него. Такие яркие явления были тогда, когда вообще ничего не было. Даже намек на более- менее единое связанное художественное пространство отсутствовал.

   В 21 веке мы перешли в стадию глобального искусства, глобальных стратегий. Это своего рода новый канон, будущий стиль в искусстве на основе мультикультуролизма. Было предложено его назвать альтермодернизмом. Такое понятие отчасти может объяснить какие то художественные явления, да и вообще культурные явления. Если мы живем в ситуации толерантного отношения людей друг к другу, то помимо уважения это еще и заимствование, так скажем. Обмен культурными средами. Все смешать со всем, что бы понять общий алгоритм развития искусства в 21 веке. Это хороший путь, и неизбежный. Ничего другого придумать нельзя. Если в данной ситуации проповедовать свой путь, то можно оказаться на острове. Все человечество в едином потоке движется в определенном направлении. Конечно свой путь, свое развитие может быть, но ставит по определению в изоляцию. В частности это касается нашей страны. Не надо изобретать велосипеда. Если говорить о молодых художниках у нас  училища выпускают людей не представляющих, что нужно делать.

Они не понимают среду современного актуального искусства. Здесь нужно разделять искусство актуальное и, то что у нас называют – искусством периода модернизма. То есть модернизм и постмодернизм. Модернизм в начале века закрывает все темы связанные с образностью. Постмодернизм предполагает, что искусством становится не объект, а идея. Марсель Дюшан, когда предложил на выставку писсуар, он предложил не саму вещь, он прислал фотографию, которая тиражируется. По ней мы имеем представление, что этот нахал решил выставить писсуар в музей современного искусства. Мы работаем не с материальными вещами, мы работаем с идеями. Здесь мы можем очень точно определить качество современного произведения искусства.

   Как молитва повторяется много раз фраза: качество художественного произведения определяется адекватностью художника материалу. То что он изначально замыслил, это он и делает. Если в процессе появляются мечтания и художник уходит от основной идеи, которая была побудителем к созданию произведения искусства то, скорее всего произведение получится слабым, и обратно, если идея будет адекватна реализации, то она будет хороша. Как это сделано не имеет ни малейшего значения вообще. Качество изготовления художественного произведения очень часто путают с качеством художественного произведения как такового. В одном случае мы оцениваем, как это сделано, в другом оцениваем именно качество идеи. Вот этот момент очень многие люди не могут понять. Это совпадает еще с одной историей. Смотрите как у нас в России крадут авторские права. Вообще для нас не очень понятно, что это такое. Поэтому качество идеи в современной России тоже не признается. Люди просто не видят ценности и не понимают, как можно купить идею. Зачем? Ее можно украсть, ее можно скопировать, ее можно видоизменить. На мой взгляд, это одна из причин, почему у нас с современным искусством не все очень хорошо.

Возвращаясь к выпускникам художественных вузов. Государство их сильно подставляет. Выходя в мир галерейный и музейный, они начинают учиться снова. Здесь все работает совершенно по-другому.  Такие моменты как менеджмент искусства и маркетинг в институтах не освещаются совсем. Современный же художник это и куратор, и бухгалтер, и экономист, и рекламщик, то есть очень много специальностей в одном флаконе. Художнику мало знать как холст грунтуется и как разводить гипс для того, что бы сделать скульптуру, да и вообще это не очень то надо. Станковые формы, в общем-то отжили свое. Мы сейчас переходим в стадию нового искусства. Уже приблизительно понятно, что это будет. Возьмем Китай, как одного из лидеров модного современного искусства. Там художники делают очень масштабные объекты. Этот тренд переместился и в Европу и в Америку. Вы уже не увидите маленьких камерных объектов. Все сдвинулось в сферу белого куба, в сферу музея. Все объекты очень большие. Что касается России, я с огромным трудом вспоминаю крупные пространственные объекты в нашем современном искусстве последних 20 лет.

В России за каждым произведением ждут текста. У нас вообще исток искусства очень тесно связан с текстом. Это молитва, это икона. Поэтому у нас очень прижился в 70 годы концептуализм. Там тоже за многими акциями или произведениями стоял текст. Итак, что будет? Если взять Китай, то появятся некие пространственные вещи. Большие объекты. У нас это должно прижиться, мы любим монументальную форму. Обязательно должен быть текст объясняющий и зрительно направляющий эту историю. Объект должен быть очень тесно связан с тем, что сейчас происходит. Это тоже элемент актуальности. Вот мы имеем некие границы. Чем это будет заполнено, по большому счету, не очень важно. К сожалению, нет среды для появления серьезных действий способных привести к новому стилю. Боюсь таковыми могут стать очень серьезные социальные потрясения на территории России. Я говорю о таких социальных катаклизмах. Как революция или массовые волнения.  Обычное искусство очень пророчески реагирует на такие вещи. Оно предвосхищает такие события за несколько лет. Сейчас этого не происходит.

                         Интервью брали: Андрей Золотых 

                                                             Стас Симонов

 

 

 


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Современное искусство в России

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>