информационное агенство «Экзистенция»

Семейная ладья в плавании по плёсу и порогам реки российской истории

     Я – простой советский историк, мечтавший в молодости быть причисленным к «теоретическим кадрам КПСС». 1990-е годы перечеркнули многое из написанного и сказанного. Но привычка искать материал, думать и писать осталась. Нужна была нейтральная политически тема. Вспоминая  дедов и бабушек, отца, размышляя о сверстниках,  взялся за историю поколений в России ХХ в…  Вот лишь один  набросок социальных портретов соотечественников.

 

 

        

Для построения жизнеописательной  иллюстрации  цивилизационных изменений выбраны: деревня, семья крестьянина, исходный пункт – конец 19-го века. Метод-приписывание персонажам тех шагов и состояний, которые были свойственны большинству или  значительной части их современников-сопоколенников,  одного с ними социального положения.  Такой подход  применим, например, для ориентировки историка-аграрника, социолога-деревенщика на стадии его вхождения в эпоху, в проблематику, в изучаемый массив.

 

I.                         Цивилизация Имперская.

Исходный  персонаж (ПРАДЕД) родился, положим,  в 1897 г. в средней по всему крестьянской семье, в Нечернозёмном Центре. К 1917 г.  вошёл в полную крестьянскую силу. Но с женитьбой могла быть заминка. Ибо родился он в небогатой  большой семье.  В 1905 г. будущий ПРАДЕД мог пойти в школу. Пусть 2 года отучился, и послали его в Город, «в люди», учеником в торговое или ремесленное заведение. Лет через 5 выбился он в: приказчики, подмастерья, или  в рабочие средней квалификации на фабрике. А пишется  крестьянином, и семью в деревне держит, если успел жениться до призыва на действительную.  Как бы там ни было, армии ПРАДЕДУ не миновать.  Крайне важно, находится ли он в 1917 г. на фронте или в  тыловом гарнизоне. Если держаться  принципа типичности, то весь 1917 год  ПРАДЕД  — на фронте. И домой попадает к переделу помещичьей земли, к формированию или  перевыборам крестьянских Советов, Земельных комитетов…  А там уже близки мобилизации в обе противостоявшие армии. Волей-неволей поддаётся призыву в РККА.

II.                      Цивилизация Советская.

Отвоевав, ПРАДЕД  возвращается в деревню. Женитьба, первый сын (будущий ДЕД), затем — ещё два-три ребёнка.  Судьба  крестьян – ровесников ХХ века  известна: в середняки к концу 20-х гг.,  в колхозники, волей-неволей,  в  начале 30-х…  Ссылки, иных репрессий, ПРАДЕД избежал. Вряд ли он  стал механизатором (с 2-хклассным образованием, имея от роду уже 35 лет). Но развилки были и здесь. Либо рядовым колхозником «на конно-ручных работах», либо – рангом выше, кладовщиком, звеньевым, а то и бригадиром, — если  вступил в партию. 

К началу Войны ПРАДЕДУ 44 года. Если пришлось воевать, то либо нестроевым, либо – в партизанах. До и после оккупации он был тружеником тыла, затем – восстановления… За 1930-е—1960-е годы  ПРАДЕД испытал на своей шкуре несколько «аграрных политик ВКП(б) — КПСС». Максимально обобщая, их было две – до сентября 1953 г. и – после.  ПРАДЕД мог умереть  в начале «зрелого социализма», году в 1967-70-м, в относительном благополучии, колхозным или совхозным пенсионером, оставив двух детей, переживших «голодомор» начала 1930-х,  Войну и послевоенные голодовки. 

Ровесник НЭПа, ДЕД (1922-1983) приподнялся по социальной лестнице. Он   мог получить 7-летнее, образование – к 1937-38 гг. Последнее открывало дорогу, например, в сельхозтехникум. В Действующую армию призвали в июле 1941-го. … школа сержантов, ранение, курсы младших лейтенантов, командование взводом, вступление в ВКП(б), командование ротой, тяжёлое ранение и демобилизация вчистую. На родине райком партии ставит его агентом Заготскота, а с середины 1950-х – зампредколхоза. ДЕД заочно заканчивает  сельхозтехникум. К середине 1960-х останавливается на должности зав. отделением совхоза.  Вверх ДЕД не рвётся. Хоронит в конце 1960-х отца (ПРАДЕДА)… Материально семья ДЕДА живёт хорошо. Жена – учительница или зав. клубом, две дочки. Старшая,  по нашим обозначениям МАТЬ (1947 г.р.), к началу 1970-х уже  в городе, а младшая (1953 г.р.) сидит при отце в совхозной конторе. На пенсию ДЕД вышел в своё время – в 1982-м, и почти сразу умер, оставив дом и хозяйство младшей дочке, её семье.

Детство МАТЕРИ – это 1947-54 гг., без голода, благодаря положению ДЕДА, но и без роскоши. Посильный труд с малых лет, деревенская еда, одета не в лохмотья. Возможно – электричество в доме, радиоокно в большой мир – советский, понятный и — в какой-то ещё больший, не наш…Отрочество МАТЕРИ пришлось на первый  этап «оттепели». На жизни детей и подростков отразилось, конечно, повышение доходов колхозных дворов от общественного хозяйства. Но и почти сразу – ограничения ЛПХ.  Поездки в районный центр, реже – в область, начинают вселять ориентацию на Город.

Последний совхоз ДЕДА недалеко от райцентра, и МАТЬ заканчивает городскую школу. К середине 1960-х престиж вузовского диплома ещё держался. 
 МАТЬ –  студентка, комсомолка; снимает комнату пополам с подругой и благополучно, году в 1970-м, заканчивает институт (медицинский). По распределению попала в закрытый северный городок. Градообразующие здесь – Военно-морская база и Судоремонтный завод. Начальство эти объекты в обиду санврачам не даёт, и жизнь СЭС затхлая. 

Выходит замуж  за военного моряка. Какое-то время МАТЬ просидела с ребёнком дома. Потом вернулась на работу. Социальные перемещения «вверх» продолжались и в этом поколении, но уже не столь разительные. В областной книге «Кто есть кто» могла быть запись: «За 1974 – 98 гг. N.N. прошла трудовой путь от санитарного врача до зав. районной СЭС. Избиралась депутатом районного (в городе) Совета».  Семья МАТЕРИ – муж, демобилизованный подводник, начальник цеха судоремонтного завода и сын /по нашему счёту  поколений — СЫН/, 1973 г.р.,    с конца 1990-х гг. — директор (совладелец?) торгового  ООО «Санмедоборудование».

В конце 1980-х гласность открывает рот «зелёным» и санврачам. Выступив против «неэкологичной» Военно-морской базы (ибо муж работает уже на заводе),  МАТЬ становится известной в городе… И завод, где муж, и СЭС кормят семью не  щедро. Как большинство, семья  МАТЕРИ выживает в 1990-е отчасти благодаря пригородным  соткам  с небольшим домиком. Кроме того, санврачи не обходили своим пристальным, не всегда бескорыстным, вниманием сначала кооператоров, потом – расширявшийся частный сектор. Присматривали и за бюджетными организациями. Жить можно было. СЫН радовал…

Сейчас МАТЕРИ 64 года. Пенсия (с 2002 г., по возрасту) небольшая, но помогает сын.

Поколение МАТЕРИ – родившиеся в 1940-е годы, дождавшиеся перестройки в расцвете сил, были с юности отравлены Западом, представлением о легкоприживаемости его устройства и ценностей на родной земле. Оно не смогло выполнить свою «миссию» — использовать свои знания, волю не для поддержки режима грабительской приватизации, а для всеобщего кооперативного социализма. И – воспитания  детей.

 

Цивилизация III, «Р-р-рыночно-демокр-р-р-атическая».

Места для описания социального типа СЫНА – героя  нынешней ублюдочной российской «цивилизации» — при заданном объёме текста почти нет. НО всё же:

Сынок занял в новых условиях своё тёплое место. Принцип моделирования «по большинству» здесь под большим вопросом. Ясно, что  не большинство родившихся в первой половине 1970-х, стали предпринимателями. Но в этом поколении их удельный вес со второй половины 1990-х гг. гораздо больше, чем в предшествующих. 

СЫН учился в техническом вузе в северной столице (она же – «культурная»). К концу 1980-х, через комсомольские органы научно-технического творчества молодёжи, сын взял «свою» часть приватизируемой доли собственности ВЛКСМ, создал ООО, и погнал в родную и соседние области заграничную медтехнику, в том числе —  для частных клиник. В одной из них появился на свет в начале 2000-х гг. представитель следующего, 5-го поколения российских людей ХХ – начала ХХIвека (ВНУК).

В условиях свободы количество путей, да и развилок увеличилось. Как и диапазон между низшей и высшей ступенью итогового статуса к концу 2000-х гг.  Не раз Сын мог погибнуть в разборках с конкурентами, потерять всё и стать бомжом, разориться  «с помощью» неумного или нечестного партнёра, …  Вряд ли он является столь большим спецом, что его с распростёртыми объятьями ждут заграничные лаборатории, офисы.

Живёт, надо полагать, не в родном городке, а не менее, как в областном центре,  или в региональном – СПб.

 

Уточнение периодизации. Прогноз.

Конечно, в 1990-е годы наступила ещё не сама III-я, послесоветская, цивилизация, а очередной переходный период. Сколько поколений потребуется для её полного становления и упрочения? Вероятно, ещё одно, не меньше.

Промедление с назревшими реформами дважды губило государство в России на протяжении послепетровского времени – в 1917 и в 1991 гг. Нынешнее балансирование  РФ между: Западом и Востоком, рыночным и социальным принципами, демократией и авторитаризмом, необъятными аппетитами потребителей товаров и услуг и – естественными  возможностями природы, барьерами экологической безопасности, разгулом дичайшего бескультурья и инстинктом культурного, духовного самосохранения… — не может продолжаться веками.

Перспективная политология и практические политики должны делать ставку на старшее дееспособное поколение, коему уже нечего терять, и на молодёжь, которой некогда ждать….

   

Чеслав Сымонович,

Кандидат исторических наук, независимый исследователь, член Союза учёных СПб и Международной ассоциации по изучению исторической психологии. 

 

 

 


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Семейная ладья в плавании по плёсу и порогам реки российской истории

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>