информационное агенство «Экзистенция»

Олег Продан: «Арктика – необъятное поле для поисков»

Русские исследователи почти через сто лет нашли на архипелаге Земля Франца-Иосифа следы пребывания пропавшей полярной экспедиции Георгия Брусилова (1912-1914 гг.). История экипажа дрейфующей во льдах шхуны «Святая Анна» легла в основу знаменитого романа Вениамина Каверина «Два капитана». Уже на пятый день поисков были обнаружены удивительные артефакты, самым важным из которых считаются дневники полярников. Олег Леонидович Продан, руководитель поисковой экспедиции «По следам двух капитанов», генеральный директор клуба «Живая природа», действительный член Русского географического общества, почетный полярник России, в эксклюзивном интервью ИА «Экзистенция» рассказал о кропотливой подготовке к экспедиции, экотуризме и возможных путях развития Арктики.

ИА «Экзистенция»: Олег Леонидович, расскажите, как Вы оцениваете итоги экспедиции по поиску следов пребывания членов команды шхуны «Святая Анна» на побережье острова Земля Георга.

Продан О.Л.: Лично для меня результаты экспедиции йошеломляющие. Члены поисковой экспедиции – невероятные везунчики. Факт обнаружения останков и вещественных артефактов, особенно дневников, не был случайным. Арктика позволила нам приоткрыть свои тайны, потому что мы заслужили это. «По следам двух капитанов» - это первая экспедиция, посвященная поиску пропавшей без вести на острове Земля Георга группы из четырех человек – матроса Владимира Губанова, рулевого Петра Максимова, матроса Павла Смиренникова, стюарда Яна Регальда.

ИА «Экзистенция»: Когда Вы впервые услышали историю гибели шхуны «Святая Анна»?

Продан О.Л.: Все, кто работают в Арктике, конечно, знают имена руководителей трех знаменитых экспедиций полярников Русанова, Брусилова и Седова. Все они ушли в Арктику в один год, и все погибли. Но я, честно говоря, никогда не задумывался над тем, что можно попытаться выполнить миссию Сани Григорьева и найти следы экспедиции. Для меня это раньше казалось невероятным.

ИА «Экзистенция»: Кто вошел в состав поисковой команды?

Продан О.Л.: Наша экспедиция состояла из 11 специалистов и собаки. С командой исследователей, которые готовились к поискам пять лет, я познакомился два года назад на Белом море. Часть команды была уже сложившаяся: эти люди работали вместе на Новой земле. Инициаторы экспедиции — Александр Чичаев и Евгений Ферштер. По профессии Евгений – предприниматель, а в жизни он – поисковик до мозга костей, постоянно ищет артефакты, участвует в исторических раскопках. Когда они познакомили меня с документами, я понял, что исследователи не сумасшедшие и найти следы пропавшей около ста лет назад в Арктике экспедиции реально. Ребята заразили меня идеей поиска, и я подключился к этому процессу. Началась медленная, кропотливая подготовка к экспедиции. Мы вчитывались в каждую строчку дневника Валериана Альбанова, штурмана шхуны «Святая Анна», изучали фотоснимки того времени, сопоставляли их с более современными, пытались понять, что происходит сейчас на том острове, где мы собираемся искать следы пропавшей группы. Я офицер воздушно-десантных войск, а в армии есть правило: «Все имеют право голоса, но последнее слово – за командиром». В ходе экспедиции мы садились и обсуждали разные версии, выслушивали каждого. Ведь поисковое дело – это коллективное творчество. Сначала мы предварительно разбились на три равноценные по составу группы, но в процессе работы наше деление перемешалось. Работалось нам в таком составе комфортно и практически бесконфликтно.

ИА «Экзистенция»: Кто финансировал экспедицию «По следам двух капитанов»?

Продан О.Л.:  К сожалению, ни одна из организаций, в которые мы обращались за финансовой поддержкой, нам не помогла. Видимо, никто не верил в успех экспедиции. За месяц до ее начала мы поняли, что нам не удается собрать средства, но обратной дороги уже не было. Обстоятельства сложились удачно: авиация ФСБ России предоставила нам транспорт, была необходимая погода, у нас подобралась отличная команда профессионалов, которая может выполнить в Арктике любые задачи. Все получалось, за исключением одного, – не было денег. Тогда мы скинулись и купили все необходимое для экспедиции, все члены команды оставили свои дела, работу, семьи и отправились в Арктику. Помимо этого, наш общий друг, офицер воздушно-десантных войск, Никита Евгеньевич Минин, который, к сожалению, не смог пойти в экспедицию, помог нам финансово. Наверное, нами двигало неравнодушие. К счастью, полноценными участниками экспедиции стали авиация Федеральной службы безопасности России и арктические пограничники, которые приютили нас перед переброской на остров. Без помощи этих структур мы бы ничего не смогли сделать: поиск на судах и пеший не дали бы такого результата, как обследование с предварительным использованием авиации, высадкой на предполагаемые маршруты группы Альбанова. Кроме того, они нас подстраховывали, и, если бы с нами что-то случилось, нас бы спасли. Это придавало нам сил.

ИА «Экзистенция»: Какие моменты были самыми сложными в экспедиции?

Продан О.Л.: В первые дни начался невероятный шторм. Ветер усилился до 35 метров в секунду. Можно было лечь на поток воздуха, и он бы держал человека. Мы даже лагерь поставили с большим трудом: здоровые мужики – пятеро внутри палатки, шестеро снаружи – пытались удержать ее от порывов ветра. Арктика показала себя во всей красе: два дня мы не могли далеко перемещаться из-за непогоды. Как только ветер стих, мы начали свои работы по обследованию мысов, группы выходили на ледники. Это было опасно в летний период: можно попасть в трещину. Среди нас были профессиональные альпинисты, которые уже неоднократно бывали в подобных экспедициях, поэтому все выходы проходили под их контролем.

ИА «Экзистенция»: Расскажите о вашей первой находке.

Продан О.Л.: Первыми мы обнаружили стреляные гильзы 1910 года. И эта находка придала новое направление нашему поиску. Мы поняли, что на мысе Ниль нам больше искать нечего, и предположили, что полярники с мыса смогли уйти. История находки человеческих останков была уникальной. 25 июля первый поисковый отряд, который мы отправили на обследование территорий, перешел через ледник и вышел на небольшой мыс в 5 километрах от лагеря. В этом месте были скалы, часть берега, ледник и морена – перемолотые ледником скалы. Группа села отдохнуть и выпить чаю, а Александр Унтила пошел прогуляться. Он и нашел человеческую кость, торчащую из камней. Поисковики радовались как дети, их переполнял восторг. А вечером, собравшись вместе, мы подняли тост: «За тех людей, которые тут были в 1914 году, и за тех людей, которые их нашли». С 26 июля по 31 июля мы обнаружили и остальные артефакты.

ИА «Экзистенция»: Экспедиция требует от участников эмоциональной и физической выносливости. Как вы восстанавливали свои силы?

Продан О.Л.: В конце экспедиции мы все поняли, что устали. У нас был адреналин, драйв от находок, а ведь эти находки не бесконечны, через несколько дней полоса везения заканчивается. И нас накрыла эмоциональная, а потом и физическая усталость. Мы раньше не позволяли себе расслабляться и отправляться на поиски без радиостанции и страховки, не ходили в одиночку. Я знал, что подобные вещи могут привести к печальным последствиям. И в этой ситуации самым важным было доверять своим людям, и, в то же самое время, уметь взять на себя ответственность, ведь безопасность группы была превыше всего.

ИА «Экзистенция»: Планируете ли Вы продолжить работу по поиску экспедиции Брусилова?

Продан О.Л.: Нам очень хотелось бы продолжить поиски. Мы уже начали обсуждение и встретили понимание у руководства ФСБ России. Ведь Арктика – необъятное поле для поисков. Мы подготовили предложения по организации безопасности работ в Арктике, по очистке полярных территорий. Разработали также проект обеспечения специализированных научных работ, удаленных от основных лагерей мест. Это так называемые сезонные лагеря, которые будут известны всем экспедициям, попавшим в Арктику. Они могли бы обеспечить их безопасность на случай непредвиденных обстоятельств: аварий, катаклизмов, крушений. Идет активный возврат России в Арктику, мы добываем там углеводород и понимаем, что интерес к этим территориям будет повышаться с каждым годом. Однако Арктика – это опасная территория. Нам важно успеть предотвратить возможные жертвы и затраты, ведь человеческие и финансовые вливания, которые были в советское время, уже во многом утрачены.

ИА «Экзистенция»: Вы «заболели» Арктикой в 1994 году. Как протекает «заболевание» сейчас?

Продан О.Л.: Это действительно похоже на болезнь. Я ухожу в Арктику каждую весну, как перелетная птица в апреле чувствую зов природы. В 1994 году я впервые попал в экспедицию в гыданскую тундру на Обскую губу. Меня пригласили заняться жизнеобеспечением группы бельгийских ученых, которые по заказу Газпрома изучали влияние нефтеразведки и геологоразведки на экологическое состояние тундры. Нам крупно повезло: мы жили среди ненцев. До этого момента я считал себя цивилизованным человеком, несколько раз был за границей. И тут я попадаю в чум, к кочевникам, образ жизни которых не менялся столетиями. Когда я узнал их ближе, то начал ими восхищаться. Ненцы — такое же естественное звено арктической жизни, как олени, волки, песцы. Они живут в гармонии с природой и счастливы. Первое правило, которому ненцы следуют: «Эта земля нам досталась от наших предков, и мы это все должны оставить своим потомкам». Они никогда не повышают друг на друга голос, не ссорятся, им просто не из-за чего конфликтовать. Ненцы не понимают слово «браконьерство»: они никогда не ловят рыбу и не стреляют дичь больше необходимого. Вернувшись из экспедиции, я уверился в мысли, что цивилизованные люди – варвары по сравнению с ненцами, особенно с точки зрения отношения к окружающей среде.

ИА «Экзистенция»: В каком количестве экспедиций Вы участвовали?

Продан О.Л.: Более 20. Это были как туристические и экстремальные поездки, так и связанные с научной или поисковой деятельностью. Мне интересно работать в составе научных экспедиций, потому что я узнаю много нового от экологов, биологов, археологов.

ИА «Экзистенция»: Как Ваша семья относится к постоянным поездкам в Арктику?

Продан О.Л.: Моя жена также была на Северном полюсе, она помогает мне во всех экспедициях. Мне было тяжело уходить в Арктику, было много работы по проекту на Белом море, и она взяла на себя мои обязанности. Когда я ухожу в экспедицию, то не ощущаю всей опасности, а близкие, конечно, волнуются. Хорошо, что сейчас есть возможность позвонить домой по спутниковому телефону. Каждый вечер мы созванивались и передавали информацию на материк о том, что у нас происходит, а фиксировала эти данные жена одного из участников экспедиции.

ИА «Экзистенция»: В детстве Вы мечтали стать летчиком. Мечтаете ли Вы о полетах сейчас?

Продан О.Л.: Мой отец был подводником и водолазом, меня же никогда не тянуло в воду, а всегда манило небо. Мама всегда шутила про нас: «Один под водой, другой в небе». И ей удавалось между этими стихиями найти свое место: мы жили замечательно. У меня не получилось стать летчиком, но моя жизнь всегда разворачивалась рядом с авиацией: я парашютист, у меня большое количество прыжков в разных широтах и с разной техники. Я закончил авиационно-технологический институт, и знания пригодились мне, когда я оказался в Арктике, где без авиации невозможно существовать. Я всегда разговаривал на одном языке с полярными летчиками. В экспедиции я каждое утро сообщал сводку погоды, конечно, они доверяли моему прогнозу. Сейчас я учусь управлять вертолетом и уже летаю с инструктором.

ИА «Экзистенция»: Чем для Вас стал экотуризм?

Продан О.Л.: Экотуризм – «побег» человека из города с его стрессами и сумасшедшим ритмом жизни на природу. В результате этого можно получить удовольствие и чему-то у природы научиться, что-то понять для себя, остановиться и задуматься. Чем больше будет таких мест, куда человек будет приезжать, не разрушая, а созерцая, присутствуя, тем лучше.

ИА «Экзистенция»: Журнал Forbes отметил ваш эко-отель «Летняя Золотица» в числе 10 лучших загородных отелей России. От идеи до международного признания прошло 8 лет – это сравнительно небольшой временной отрезок. Как Вам удалось достичь таких результатов?

Продан О.Л.: Все в нашем эко-отеле сделано с любовью и душой. К гостям относятся как к людям, которые хотят что-то постичь – отдохнуть, пообщаться, побыть наедине с собой и природой. Построить отель было невероятно сложно. Представьте: он стоит среди тайги в абсолютной автономии. Большой популярностью у наших гостей пользуется программа интуитивное рисование под руководством художника Екатерины Вахиной. Мы предлагаем нашим гостям вести размеренный образ жизни, куда входят правильное питание, баня, спа-процедуры, релаксационные программы. В комплексе с уникальной природой, Белым морем, мхами, с чистотой воздуха, с тюленями, с возможностью поехать на Соловки – это дает уникальный результат. Равнодушным от нас не уезжает никто.

ИА «Экзистенция»: Расскажите про Ваш социально-экологический проект «В гости к новорожденным тюленям».

Продан О.Л.: В 1998 году после очередной экспедиции на Северный полюс я познакомился с Марией Воронцовой, которая возглавляла российское отделение международного фонда защиты животных (International Fund for Animal Welfare – IFAW). Она рассказала, что на Белом море приплывает гренландский тюлень и выходит на лед рожать потомство. В это время на него разворачивается жесточайшая охота. Мария предложила мне поехать туда и увидеть все своими глазами. Я приехал в деревню, где данный промысел был официально разрешен. Мы начали говорить о том, что можем предоставить альтернативу местному населению: выходить с туристами на льдину и наблюдать за животными многократно, вместо того, чтобы один раз идти на промысел и убивать зверей. С 1998 года, с конца февраля по начало марта, мы вывозим туристов, которые могут полюбоваться на новорожденных бельков. В наших проектах задействованы местные жители. Сейчас промысел официально запрещен. К сожалению, по ряду причин поголовье тюленей уменьшается. Для меня каждый выход на льдину – это серьезный стресс. Я вижу, как ухудшается обстановка – льда становится все меньше, он становится хуже, и технологически обеспечить безопасность людей, находящихся на льдине, все тяжелее. Я считаю, что взрослые обязательно должны показывать детям, что происходит в окружающем мире, важно, чтобы они понимали всю сложность, хрупкость, ответственность за маленьких новорожденных бельков.

ИА «Экзистенция»: Каким Вы видите развитие Арктики в ближайшее время?

Продан О.Л.: Я бы очень хотел, чтобы российские специалисты продолжили работу по освоению Арктики, так же масштабно, как это происходило в 80-х годах: с отличными экспедициями, исследованиями, привлечением лучших ученых, но с обязательным применением современных экосберегающих технологий.

 

2 комментария

  1. Уважаемый Олег Леонидович Меня интересует судьба Севастьянова Д.П который должен был встречать экспедицию Брусилова в Устье Енисея

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Олег Продан: «Арктика – необъятное поле для поисков»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>