информационное агенство «Экзистенция»

Город, которого нет…

У каждого города — свой характер, свой темперамент, своя душа. Петербург – задумчивый романтик, таинственный и мистический. Москва — вечно спешащая куда-то деловитая красавица, дама на тонких шпильках, но с железным характером.

Женева – задумчивая, погруженная в свои мысли дева, грезящая о чем-то, несомненно, высоком. Париж – город любви.

- Да какая там любовь? – возмущается недавно прилетевшая из Парижа знакомая. – Грязный, серый, совершенно неприятный город! Ничего особенного. Я разочарована.

- Как же так? – Удивляюсь я. – А как же Елисейские поля, Собор Парижской Богоматери, Сена, Монмартр? А как же эта неповторимая атмосфера, которая подобно легчайшему эфиру проникает в твои легкие и опьяняет своим особенным очарованием? А как же Эйфелева башня, в конце концов?!

- А что Эйфелева башня? Груда ржавого железа и все! – слышу в ответ.

В то же время она восхищается Салониками,  которые для нее — воплощение рая на земле, а для меня — всего лишь сочетание ничего не значащих звуков…

Случается иногда, что какой-то определенный город вдруг начинает притягивать нас, становится бесконечно родным. В него мы возвращаемся из любой точки земного шара,  куда бы ни забросила нас судьба. Кажется, что нас связывает с ним что-то особенное, какие-то невидимые глазу нити. У каждого он – свой. Для меня это «тот город, где рождаются стихи, куда стремлюсь, во что бы то ни стало…» Возможно, для кого-то он романтичен или холоден, сер или ярок, а для меня… Как рассказать об этом? Какими передать словами?

…Я иду по проспекту. Ловлю глазами блики вечерних огней, вдыхаю аромат дождя, роняющего капли на мое лицо, наслаждаюсь успокаивающей прохладой его чистых струй. Справа и слева из земли вырастают дома, невысокие дома, построенные так давно, в те времена, когда Город был совсем еще юн. Дома смотрят своими глазами-окнами на город, на дождь, на меня. Я отражаюсь в каждом из этих загадочных зеркал, ведущих в чьи-то, таинственные своей неизвестностью, жизни. Ветер летит рядом со мной, то обгоняя меня, то возвращаясь для того, чтобы прикоснуться к моим щекам, растрепать волосы. Я медленно отрываюсь от земли, парю, раскинув руки, в нескольких сантиметрах от земли, ветер держит меня. Город словно загадочный сфинкс лежит, положив голову на лапы, и задумчиво смотрит на озеро, туда, где за двумя небольшими островками исчезает линия берега и начинается открытая вода.

Я приближаюсь к набережной и опускаюсь на землю в начале мостовой, огибающей берег – хочу пройти по ней сама, коснуться этих серых шершавых камней ногами, как когда-то давно, в другой жизни… На озеро постепенно опускается полупрозрачная дымка тумана. Мои шаги почти не слышны на старых плитах набережной — я иду очень медленно. Желтые огни слабо освещают путь. Темная вода плещется у ног города-сфинкса, целует его берега, посылая ему волшебные блики недавно взошедшей луны, плещущейся в волнах, словно дитя. Подхожу к ротонде. Здесь ничего не меняется, течет время, приходят и уходят люди, а она стоит. Только некогда сияющий сусальным золотом купол поблек и кажется теперь матово-черным. Присаживаюсь на большую бронзовую скамью и смотрю на озеро. Слушаю, о чем поют волны и ветер, слушаю внимательно, до тех пор, пока в их шуме не становится слышна тихая мелодия, ласкающая и тревожащая одновременно. Чайки вторят этой таинственной песне своими протяжными криками. Постепенно мелодия становится все различимей, все громче. Она словно дыхание города обволакивает меня и уносит мысли далеко в прошлое. Город так много знает обо мне… Каждый камень здесь, каждое дерево, каждый уголок шепчет: «А помнишь?» И я вспоминаю, слушая тихий голос памяти, тихий голос Города…

Внезапно, темнота опустившейся ночи сгущается, туман становится все осязаемей и среди колонн ротонды проступают очертания силуэта. Передо мной то ли юноша, то ли старик в сером, потрепанном временем плаще, на голове его такая же серая шляпа, с оборванными полями, на ногах высокие лакированные сапоги, потускневшие от времени, в руках – посох. Передо мной призрак Города, его душа.

Улыбается своей загадочной, мудрой полуулыбкой. Он похож на основателя Города. Но есть в нем что-то особенное, свое, выдержанное временем. Смотрю в его глаза – они прозрачны, как озеро, что течет у его ног. Его волосы подобны ветвям ивы, что склонилась, грустя, у воды. Его руки в морщинах. А голос… В голосе его слышится плеск волн и шум водопадов, крики птиц в ветвях вековых деревьев и гул улиц. В нем еще можно различить цокот копыт лошадей и скрип карет, которые когда-то проезжали по его улицам.

Дух Города хранит историю. Он рассказывает мне о том, что я хотела вспомнить, о том, что хотела забыть… Слушаю его, затаив дыхание. Слушаю долго, жадно впитывая слова, образы, мысли. Капли дождя омывают мое лицо. Душа растворяется в мелодичном и в тоже время скрипучем, словно старые ржавые дверные петли, повествовании.

Мы сидим так долго. Смотрим вдаль. Дух Города и я. Начинает светать. Он встает и уходит прочь. А я смотрю на удаляющийся образ, на развевающийся в темноте плащ, на посох в руке, которым он касается иногда серых камней мостовой. Смотрю, как он растворяется в ночной мгле, оставив моей душе теплый отблеск своей любви…

Вот так я чувствую и воспринимаю этот особенный город, город моей души. Если другой пройдет по его улицам, то, скорее всего, увидит обычный асфальт, дома, которых сотни и тысячи в других городах, лица, которых тысячи и миллионы по всему миру – обычные человеческие лица. И только для меня он будет особенным. Всегда.

То, как мы воспринимаем того или иного человека, картину, музыку, город – это только наше восприятие. Оно неповторимо так же, как и линии на теплой раскрытой ладони. Да, у каждого города свой характер, свой темперамент, своя душа. Но каждый видит все это по-своему. Мы создаем себе образы. Носим в себе тепло Города Души, не задумываясь о том, действительно ли он такой, каким мы привыкли его воспринимать.  На самом деле мы видим город, которого нет, город, который существует только в нашем сознании. И продолжаем возвращаться к нему мыслями, бродить по лабиринтам его улиц, и любить, любить, любить…

 

Инна Винель

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Город, которого нет…

Vestibulum non libero in quam vestibulum dignissim a sed sem. Nullam vitae est vitae urna rhoncus sollicitudin. Ut congue lacus molestie augue gravida vitae auctor tortor ornare. Vestibulum sollicitudin vestibulum urna ut tempus. Duis eget dui placerat dui interdum fermentum. Cras lorem nunc, elementum vitae rhoncus quis, aliquet vel erat. Duis elementum justo sed velit mattis semper. Maecenas vel lacus vel nulla suscipit tincidunt in quis nulla. Duis sed metus vitae nunc euismod lobortis.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>