информационное агенство «Экзистенция»

Деконструктивизм – «каменный текст» архитектуры

Философия деконструктивизма возникла как реакция на западную метафизику. Изначально термин «деконструктивизм» означал в литературоведении такое прочтение произведения, когда сознательно создается конфликт между его смыслом и принятой интерпретацией. В деконструктивизме наши знания о мире – лишь истории, которые рассказывают люди. Человеческая личность строится и развивается подобно художественному тексту – трагедии, комедии, сатире.

Деконструктивизм в архитектуре 20 века появляется в конце 80-х годов в работах Питера Эйзенмана и Даниэля Либескинда. Этот подход архитекторов к основам традиционной архитектуры сознательно создает конфликт между тем, как человек привык воспринимать, и тем, что он видит.

Для деконструктивистских проектов характерны визуальная усложненность, неожиданные изломанные формы, подчеркнуто агрессивное вторжение в среду. Любые структуры теперь понимаются не как абсолютные данности, но как нечто открытое и незавершенное, без абсолютного центра, без абсолютной системы координат, бинарные оппозиции перестают быть основой отношений между элементами системы.

Архитектура из «застывшей музыки» превратилась в «каменный текст». Архитектор — в рассказчика, создающего захватывающие, забавные или жуткие образы. И теперь, вместо Витрувиевских критериев: «прочность – польза – красота»,  архитектурный образ оценивается по шкале: «увлекательность – эмоциональность – оригинальность». Особой правдивости от него никто не ждет. Рассказчик не должен претендовать на истинность или окончательность своих рассказов. Ведь каждый читатель, читая, переиначивает  текст по-своему.

Rosental Center_by Helene Binet  Архитектор-деконструктивист — это повествователь, который в процессе рассказа меняет смысл не только своих произведений, но  и чужих. Исторически сложившийся образ города архитектор прогибает и выворачивает в новую плоскость, вклиниваясь в него современным объектом. Новый музей Гуггенхайма (архитектор Фрэнк Гери) прекратил существование провинциального, депрессивного Бильбао и породил новый, преуспевающий и растущий город так же, как экранизация вдохновляет на новую жизнь давно забытые книги.

В архитектурном потоке можно обнаружить все жанры, знакомые нам по литературе. Эмоциональное содержание триллера лежит в области состояний, которые обычно считаются неприятными, негативными. Триллер культивирует гнев, страх и отвращение. Лидер современного литературного триллера – Стивен Кинг. Несомненная глава сегодняшнего архитектурного триллера – Заха Хадид.

zaha_hadid_by Jason Schmidt Ее проекты признавались выдающимися, но радикальными, а идеи – нереальными. Желающих вкладывать деньги в ее «безумства» было немного. Необычной формы, похожие на застывшие потоки и ледники, остроугольные скалы, космические кометы переворачивали всякое представление о законах физики и математики строительства. Оригинальность ее высказываний пугала. Она же с упорством настоящего преобразователя мира не отказывалась от своих поисков.

Ее объекты наполнены крайностями формообразования, кривыми линиями и диссонансными углами, она всегда использует искаженный вид перспективы для создания дополнительного чувства динамики и деформации. Хадид любит подчеркивать свою приверженность к идеям супрематизма Казимира Малевича и его архитектонам.

Заха Хадид — единственная женщина-архитектор, ставшая в 2004 году лауреатом премии Прицкера – родилась в Багдаде в 1950 году. В 1972 году, после окончания Американского Университета в Бейруте, Хадид поступила в школу Архитектурной Ассоциации в Лондоне, где сразу заработала нелестные отзывы от практикующих мастеров. В 1990-е годы архитектурная мастерская Захи Хадид постоянно участвовала в конкурсах, которые зачастую выигрывала, но построить не могла почти ничего. Ее перевернутый небоскреб для английского города Лестера (1990) остался на бумаге, проект спортивного клуба «Пик» (1983) победил в международном конкурсе, но заказчик обанкротился. В 1994 году Хадид получила широкую известность в Великобритании, выиграв конкурс на проект Оперного театра в Кардиффе. Но застройщик испугался оригинальности ее дизайна и отказался от проекта. В 1993 году архитектору удается построить здание пожарной части компании Vitra. Напоминающее бомбардировщик «Стелс» строение, ныне считается одним из манифестов деконструктивизма. А после участия в строительстве Центра современного искусства Розенталя в Цинциннати (США), в 2003 году, идеи Хадид становятся по-настоящему востребованными. BMW Central Building Leipzig_by Helene Binet Центральное здание завода BMW в Лейпциге, построенное по проекту Захи Хадид, признано лучшей постройкой на территории Германии в 2005 году. Даже снаружи здание выглядит футуристично, но все самое интересное скрывается внутри. Кузова на конвейере, подсвеченном голубым светом, проплывают под потолком над самыми разными помещениями — от коридоров и кабинетов до лабораторий и залов заседаний. Вот только плоская стеклянная крыша, придуманная Хадид, даже BMW, оказалась не по карману: ее сделали бетонной. Но это скорее исключение — в последнее время воплощениям идей Захи Хадид ничто не препятствует. Слишком они красивы и необычны, чтобы менять в них даже самые незначительные детали.

«Я поверила в то, что здания могут висеть в воздухе, – говорит архитектор. – То есть я знаю, что на самом деле они опираются на землю, но выглядит это так, будто они не касаются поверхности. Для инженеров, с которыми я работаю, мои проекты — это постоянная головная боль. Сейчас строительные технологии развиваются в двух направлениях: первое можно назвать стилистическим, второе — конструктивным. Я не думаю, что следует использовать технологии для декорирования, мне интереснее строить здания, в которых инженерная составляющая становится невидимой. Например, вы не видите колонн, но не потому, что у здания отсутствует структура, а потому, что эта структура спроектирована по-другому. Каждый мой проект — это своего рода ландшафт. Очень важно то, как вы расположите в этом ландшафте необходимые вам элементы, какой будет его топография, каков будет угол падения света. Архитектор должен думать о том, будет ли человеку просто ориентироваться в нем, сможет ли он легко найти путь назад, если захочет вернуться и еще раз посмотреть на что-то, что уже видел.Vitra  Fire Station_by Hélène Binet В проекте обязательно должна присутствовать значительная доля странного. Проект, как любой подлинный объект желания, сначала должен казаться загадочным, словно незнакомая территория, которая ждет, чтобы ее открыли и исследовали».

Эмоциям «хаотического ряда» – гневу, страху, отвращению – мало места в упорядоченной и корректной среде европейского образа жизни. В повседневной реальности жителю современного города запрещено открыто выплескивать хаотические состояния. Нельзя явно выражать эмоции: метаться, заламывать руки, визжать, рыдать. В качестве компенсации всеобщего подавления появляется и расцветает  эстетика распада и разрушения, деформированные и перекошенные формы деконструктивизма.

По материалам сайтов allbest.ru и archi.com.ua

Фотографии взяты с официального сайта Захи Хадид http://www.zaha-hadid.com

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Деконструктивизм – «каменный текст» архитектуры

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>